Официальный сайт клана 'Краповые Береты'

Контакты
E-Mail

                                                   

                             трогательная история


Ахах, любимая, смотри, солдатики в краповых беретах идут!

- И че?

- А ниче, зря они в армию пошли, лучше бы откосили!

- Идиот!

- Че такая дерзкая?!

- А ничего! Знаешь сколько они отдали, чтобы этот берет заработать

- Аа... У кого-то там папа полковник и все! - Мрааазь ты!

- Что?!

- Эти ребята в горячих точках были, многое отдали за краповый берет, а кто-то просто службу хорошую нес...

Честь и слава им!

- А мне?!

- А ты не служил. Не мужик. Откосил. Побоялся.

-Ха! Ну тогда арривидерчи, зая!

- Развернулся на 360' и бегом марш от меня, и чтоб на
глаза не попадался.

- Че такая злая?! Че ты за них заступаешься? Солдатики
нравятся, да, да ебланы они, понимаешь? В армии только придурки!
Она сквозь слезы:

А у меня папа краповый берет
носил! Ранен! Чуть не погиб!
И брат...
- Че брат? В армейку пошел придурок? Ахаха, честь и слава
ему!

Она плачет, руки сжались в кулаки, и пофигу ей стало на чувства, которые были,

и все равно, что он сильнее и выше,она подошла и с какой силой могла, с такой и ударила 
кулаком по его лицу, со словами:

А брат мой тебя защищал, на боевых действиях был, в 18 лет
погиб, посмертно берет получил, и я никому не позволю трогать душу его, и никому не позволю

про этих ребят что-то говорить. Мой брат и папа присягу дали! И я , получается, тоже, потому что

мы с ним, как ниточка с иголочкой с самого детства

Она вытерла слезы, развернулась и пошла. Он злой, подбежал к ней сзади, развернул за плечо и...

Парни в краповых беретах слышали и видели все. Они подошли и еще раз дали этому подонку по лицу. Сильно.

А девчонке, которая ревела и сжимала в руках фотографию
брата и последнюю смс его читая, один парень
сняв берет, надел ей его и
сказал: "Ты верная. И дойдешь до
конца любой бой, ты заслужила этот берет
и доблесть. И запомни,если кто будет обижать, есть мы!"











Мы научим как сражаться,
Как убить ,- в живых остаться,
Мы поможем если надо,
Мы убьём любого гада,
Друг за друга мы горой,
Пусть обкуримся травой,
Сядем у костра и вспомним,
Сколько времени прошло,
Сколько стычек, регионов
С рук нам всем тогда сошло,
Взвод курка,граната,мина,
Вспомни брат ты не один,
Не проскочит пуля в спину ,
Если клан непобедим,
В нашем клане есть СТРЕЛОК-
Он не снайпер, но знаток,
Знает как убить врага,
Враг кричит лишь только "кааак"!!!
КОЛОВРАТ наш генерал ,
Убивает наповал,
Полосу свою пройдёт,
И другие две зажмёт.
ЁЖА тоже тип крутой,
Знает как вести свой бой,
Он расход кидает мудро,
И врага стирает в пудру.
Про Тюмень я знаю мало,
Но я знаю лишь одно,
Тот ТЮМЕНЬ ,что в нашем клане,
Лучше всякого кино.
В нашем клане есть мутант,
--К1111 --
Что сказать .... Непобедим.
СЕРЖСЕДОЙ уматный тип,
Постоянный типа вип,
Что скзать крутой он чел,
Правда нюхает он мел
Раскажу про МАЛЫША ,
Он на первый взгляд хилой,
Но лишь вступит тока в бой,
Как поняв и не успев,
Враг сбежит в окоп на век.
На последок про себя
Я простой игрок ,но я
Знаю маленький секрет
Чтобы часто побеждать
Нужно клан крутой иметь,
Знают это даже дети -
Лучший клан на этом свете-
КРАПОВЫЕ БЕРЕТЫ!!!

($$$Биолог$$$) 

 

                  Кра́повый берет — форменный головной убор частей и подразделений специального назначения внутренних войск в ряде государств на территории бывшего СССР — России, Беларуси, Казахстана, Узбекистана и Украины, а ранее — внутренних войск МВД СССР.
Является предметом гордости и знаком исключительной доблести спецназовца.  

                 

                Право на ношение крапового берета имеют военнослужащие (в/сл.) подразделений специального назначения (СпН), обладающие достаточными профессиональными, физическими и моральными качествами, успешно прошедшие квалификационные испытания. Кроме того, краповый берет может быть вручен за мужество и отвагу, проявленные при исполнении воинского долга в ходе боевых действий и специальных операций, а также за особые заслуги в деле развития подразделений и частей специального назначения.

                 В Российской Федерации до квалификационных испытаний допускаются военнослужащие и сотрудники следующих подразделений и служб:
            ===>Спецназ ВВ
            ===>Разведка ВВ
            ===>СОБР
            ===>ОМОН
            ===>СН ФСИН
            ===>СН ФСКН


                                                                                                             МЕЖДУ БОЯМИ




            В боевом походе случались передышки. Эти моменты старались также использовать для обучения личного состава. «Спецназ без работы ржавеет» — известное среди солдат и офицеров спецподразделений выражение как нельзя более точно отвечает самой сути профессиональной деятельности любого спецназа.Поэтому стоя лагерем в Ханкале, бойцы регулярно занимались физической подготовкой, а для совершенствования навыков в стрельбе выезжали в близлежащий карьер, ставший на долгое время штатным полигоном для огневой подготовки.Кроме того, здесь же, в карьере, опытные офицеры преподавали бойцам азы горной подготовки.

            Первый день рождения — 1 августа 1995 года — в отряде был отмечен знаменательным событием. Командир отряда специального назначения «Витязь» подполковник Александр Никишин за мужество и героизм в боевых операциях вручил краповые береты подполковникам В.Саламатину и В.Иванову, майору С.Юшкову, капитану Г.Морякову, лейтенантам С.Бабоченко и В.Роговцеву, сержантам Ткачеву и Поснику. Факт торжественного вручения знака высшего спецназовского отличия стал важной вехой в истории отряда. Воинский коллектив отряда отныне на равных входил в семью спецназа войск правопорядка. Кроме этого в отряде появилась возможность сформировать совет, создать квалификационную комиссию и начать принимать экзамены на право ношения крапового берета. Председателем совета был единогласно избран майор Сергей Юшков, начальник разведки отряда. 
         Краповый (темно-красный) берет как знак высшего отличия военнослужащих спецподразделений появился во внутренних войсках в 1988 году. Именно тогда в учебной роте специального назначения (из которой впоследствии вырос отряд «Витязь») дивизии имени Дзержинского были разработаны условия сдачи квалификационных испытаний на право ношения особого головного убора. Основателями новой традиции стали командир роты Сергей Лысюк и его заместитель по специальной подготовке Виктор Путилов. Стремясь к непрерывному совершенствованию процесса обучения спецназовцев, их профессиональному росту, они составили программу экзамена, сдача которого автоматически выделяла сдавшего его в элиту спецназа. Темно-бордовый — краповый — цвет головного убора ярко подчеркивал особенность обладателя берета. Действительно, пройти все испытания, заложенные в условиях экзамена, способен тот человек, кто имееет не только высочайшую профессиональную, физическую и моральную подготовку, но и колоссальную волю. Именно то, что позволяет достичь победы в бою. Положение о квалификационных испытаниях было утверждено приказом командующего внутренними войсками генерала Анатолия Куликова в 1993 году. С тех пор его пункты — это каноны, по которым определяется уровень подготовки спецназовца войск правопорядка.

              Краповый берет является символом подразделений специального назначения и носится только теми военнослужащими, которые достойны данного права по своим профессиональным, физическим и моральным качествам». (Из Положения о квалификационных испытаниях военнослужащих на право ношения крапового берета.) 
              Экзамен включает в себя марш-бросок в полной боевой выкладке (бронежилет, бронешлем, автомат) на 12 километров, в ходе которого принимающие экзамен инструкторы постоянно подкидывают сдающим всевозможные вводные: преодолеть брод, проползти по-пластунски, скатиться с холма, двигаться так называемым гусиным шагом, пройти через облако дымовой завесы. Делается это для того, чтобы сымитировать обстановку боя. Кроме этого подобные задачи постоянно нарушают ритм марш-броска, сбивая дыхание, изматывая физически...   

               После марш-броска, в результате которого значительная часть экзаменуемых отсеивается, следует проверка оружия. Если после передергивания затвора нет выстрела, боец также снимается с экзамена — не уберег оружие, а это в бою верная смерть. Потом начинается преодоление огненно-штурмовой полосы, сдача элементов по акробатике. Завершается экзамен 12-минутным жестоким спаррингом в полный контакт, в ходе которого сдающий попеременно сражается с четырьмя меняющимися инструкторами, обладателями краповых беретов. Существует масса нюансов, которые также весьма ревностно отслеживаются инструкторами.
Так вкратце можно описать тот действительно тяжелый экзамен, который и называется «испытанием на право ношения крапового берета». И этот экзамен очень труден даже для тех, кто целенаправленно готовился к нему в течение длительного времени. Порой с дистанции сходят еще на первом этапе, такое случалось и с бывалыми спортсменами, и даже с мастерами спорта.
Не стоит поэтому объяснять, почему краповый берет для любого спецназовца становится столь дорогим приобретением. Святыню спецназа по итогам экзамена, как правило, получают не более десяти процентов сдающих. Однако из года в год число претендентов не становится меньше. Бывали случаи, когда берет бойцу удавалось получить только с пятого раза. А например подполковник Виктор Иванов принял участие в сдаче экзамена в возрасте 40 лет. И сдал!
Сложившаяся традиция всячески поддерживается в отрядах специального назначения. Следует отметить, что ее устойчивому существованию способствует и поведение «краповиков» как в мирной, повседневной, жизни, так и при выполнении ими служебно-боевых задач. За все время существования традиции не было ни одного случая проявления трусости, сдачи в плен, отказа от выполнения приказа в самых трудных спецоперациях, проводимых на территории Северного Кавказа. Кроме того, «краповые береты» в бою нередко берут на себя роль командиров, когда инициатива, мгновенное принятие решений, профессиональные действия спасают других в самых сложных ситуациях.
Самое важное в этом то, что идея, рожденная Сергеем Лысюком, оказалась весьма плодотворной и имеющей развитие. При этом упорядоченная на бумаге, она не превратилась в рутинную формальную процедуру. Никакие заслуги перед начальством, иные достоинства, имеющие вес в других коллективах — армейских или гражданских, — в спецназе внутренних войск не принимаются во внимание. Берет получает только тот человек, который потом и кровью заработал его, честно и до конца пройдя все испытания экзамена.
Говоря современным языком, краповый берет — своего рода визитная карточка спецназа внутренних войск. К слову, экзамен неизменно пользуется большой популярностью у представителей средств массовой информации. Они, всегда стремящиеся стать свидетелями какого-то динамичного действия, снять «картинку», «экшн», с удовольствием приезжают на сдачу. Но нередко оказываются морально и психологически не готовы к тому, что приходится видеть на экзамене. Однажды пришлось наблюдать, как горько плакала одна из журналисток, после того как увидела разбитое в кровь лицо бойца, выстоявшего в рукопашном бою. Ошеломленная, она не могла понять, зачем молодые ребята идут на такой жестокий экзамен? Что движет ими?
              Интересен и тот факт, что берет отнюдь не является вечной и почетной наградой для того, кто имеет право его носить. Скажем, если экзаменуемый сумел одолеть инструктора в рукопашной схватке, то последний вполне может расстаться с краповым беретом, как не подтвердивший свою квалификацию. Аналогичным образом с беретом можно расстаться, если его обладатель нарушил какие-то непреложные для сурового спецназовского коллектива заповеди: струсил в бою, повел себя недостойно по отношению к товарищу. Сама возможность лишиться святыни является мощнейшим фактором поддержания дисциплины, без которой никакой спецназ немыслим.

                       Отметим, что краповые береты, по утвержденному положению, могут быть вручены отличившимся военнослужащим, которые проявили мужество и героизм в боях (как это было, например, с лейтенантом Назаренко, о ком мы рассказывали выше). И это по-настоящему заслуженные береты.
В разных подразделениях внутренних войск сегодня созданы свои советы «краповых беретов». В каждом имеются свои особенности, однако везде сложность экзамена и основные испытания, определенные в утвержденном положении, остаются неизменными.
Продолжая выполнять боевые задачи осенью 1995 года, офицеры и солдаты «Руси» интенсивно готовились к первому в отряде экзамену на право ношения краповых беретов. Испытания прошли в окрестностях Ханкалы и включали в себя все, что заложено в условиях их проведения. Исключение составила лишь высотная подготовка — нигде поблизости не оказалось объекта, на котором можно было бы отработать этот этап. На испытаниях присутствовали боевые товарищи из отряда «Витязь», которые контролировали ход экзамена, а также вносили важные замечания, опираясь на свой многолетний опыт.
                   Одновременно в Москве также шла подготовка к сдаче экзамена. В нем участвовали военнослужащие из учебной группы специального назначения, а также те, кто пока не был отправлен в боевую командировку на Северный Кавказ. Экзамен прошел поздней осенью. В отряде сформировался мощный костяк «краповиков», что значительно прибавило ему авторитета среди других подразделений специального назначения. 
В дальнейшем подобные испытания в «Руси» стали проводиться два раза в год, по традиции весной и осенью. Они считаются одними из самых жестких среди таких же, проводимых в других отрядах внутренних войск и в прочих силовых ведомствах не только нашей страны, но и ближнего зарубежья. Сегодня экзамен по правилам, утвержденным еще в 1993 году, проводится в специальных отрядах быстрого реагирования МВД России (СОБР), отряде милиции специального назначения (ОМСН),ОМОНах и спецподразделениях Министерства юстиции, а также в правоохранительных ведомствах Беларуси и Украины.

               Экзамен на право ношения крапового берета — безусловно, высшая ступень в постижении спецназовского мастерства. Однако для того, чтобы начать восхождение по этой условной лестнице профессионализма, требуется преодолеть очень многое. В отряде такой путь начинается с зачисления недавно призванного на военную службу молодого человека в учебную группу специального назначения, где в течение полугода он постигает азы спецназовской науки. Методика обучения личного состава, программы физической, огневой и специальной подготовки таковы, что помогают в течение относительно короткого времени обучить бойца, преподав ему основные навыки ведения боя, участия в спецоперациях. Однако в учебной группе достигается главное: путем интенсивных тренировок боец впитывает в себя дух спецназа, и этот моральный заряд позволяет продолжить дальнейшее совершенствование, и в конечном итоге помогает выполнять те задачи, которые не под силу обычным подразделениям. Ведь главное качество на войне, как оказалось, это выносливость, способность выполнять поставленную задачу, находясь длительное время на пределе физических и моральных возможностей. С такими качествами не рождается ни один человек, их надо воспитывать и еще раз воспитывать. Точно так же, как тренируется точность и быстрота движений. Они очень ярко характеризуют уровень подготовки бойца спецназа. Отработке именно этих качеств в отряде уделяют большое внимание. «Первые наши показные занятия мы проводили по традиционной схеме: акробатика, разбивание предметов, рукопашный бой, но уже в ходе командировок стали показывать то, что применяли в реальных операциях в Чечне: передвижение групп на поле боя, порядок взаимодействия в этих группах. Уже в ходе совместных тренировок на полигоне деревни Новая мы стали замечать, что наши ребята, хоть и прослужившие в отряде год-полтора, элементы высотной подготовки или отдельные упражнения по стрельбе выполняют быстрее, чем некоторые офицеры СОБРа или группы «Альфа». Конечно, этому способствует и возраст бойцов, все же профессионалы из офицерских спецподразделений бывают значительно старше бойцов «Руси». Именно на таких совместных занятиях наши ребята имели возможность почерпнуть у своих более опытных коллег те или иные специфические приемы, схватывая на лету, они очень быстро включали их в свой арсенал, нередко превосходя учителей в быстроте и точности их выполнения. Факт остается фактом: у наших бойцов был какой-то азарт, желание быть лучше других. Этот максимализм даже в боевых условиях нередко позволял им делать такое, на что опытный профессионал, взвесив все «за» и «против», не пошел бы», — отмечал командир учебной группы специального назначения майор Александр Никитенко.
               Совместные тренировки с представителями спецподразделений других силовых ведомств, конечно, служили динамичному развитию отряда. Кроме этого уже с самого момента создания «Руси» офицеры имели возможность изучать опыт своих зарубежных коллег. Еще осенью 1994 года одним из первых за границу выезжал замкомандира отряда по спецподготовке подполковник Виктор Спиридонов. Он побывал в австрийском спецподразделении «Кобра». В ноябре 1995 года подполковник Владимир Иванов участвовал в работе международного семинара «Операции по освобождению заложников», в котором также принимали участие представители ФБР США, английского Скотланд-Ярда, группы «Альфа» Центра специального назначения ФСБ России, СОБРов Москвы и Санкт-Петербурга. Тогда же командир группы специального назначения старший лейтенант Юрий Азарчук знакомился в Израиле с опытом работы аналогичных структур обеспечения безопасности и специального назначения. Естественно, все эти знания и впечатления впоследствии находили отражение в учебном процессе отряда. 
Весной 1996-го в Германию в составе представительной делегации МВД России отправился командир отряда полковник Голоскоков. Он смог увидеть, как организована борьба с терроризмом в Германии. Спецподразделение, которое посетили российские гости, называлось SEK и располагалось в федеральной земле Рейнальд-Пфальц. В его задачу входит борьба с вооруженными преступниками, наркоторговцами и наркоперевозчиками. Вниманию делегации МВД России были предложены показательные занятия по освобождению заложников в автомобиле, автобусе, здании. Чего-то нового в действиях немецких коллег Голоскоков не увидел. Что его действительно удивило и заставило позавидовать — это техническое оснащение спецподразделения. На вооружении борцов с терроризмом помимо современного оружия имелись всевозможные приспособления, позволяющие нейтрализовать террористов дистанционно. Например, в легковой машине, которая предоставлялась по требованию бандита, таким было кресло водителя. В нужный момент на него подавался заряд тока, который обездвиживал террориста. В автобусе существовала система по наполнению салона специальным газом, который на некоторое время отключал находившихся там людей. «Конечно, первая мысль была: эх, если бы нам в Буденновске такие автобусы», — вспоминает Голоскоков. Естественно, немцев интересовал и российский опыт, особенно все, что касалось действий против террористов в Чечне. Признанный факт: подобного боевого опыта, каковой имеется у российских спецподразделений, в мире практически нет ни у одной аналогичной структуры. Словом, общение было обоюдополезным.
Что касается уровня тренировок, то в «Руси» они были организованы с гораздо большей интенсивностью, чем во многих подразделениях западных спецслужб. Об этом свидетельствует и тот факт, что многие, не выдерживая нагрузок, пишут рапорта с просьбой перевести их в другие подразделения. В отряде нет принуждения, потому что, как мы уже говорили, главное — добровольность. Однако те, кто заканчивает полугодичный марафон, как правило, становятся хорошо подготовленными, волевыми бойцами. В дальнейшем начинается этап специализации, когда боец более углубленно изучает ту или иную военную специальность: снайпера, бойца штурмовой группы, сапера или разведчика. «Боец спецназа обязан уметь вести разведку, устраивать засады, применять взрывчатые вещества и спецсредства, мины и заряды, проводить налеты как в боевых условиях, так и в операциях по нейтрализации террористов. Кроме того, знать вражескую систему охраны, способы маскировки и обмана противника, профессионально владеть различными видами современного оружия, иметь отличную физическую, специальную и горную подготовку. Его нужно учить выживать в экстремальных условиях. Я уверен: наши бойцы по уровню профессиональной подготовки не уступают западным коммандос, а в чем-то и превосходят их», — говорит полковник запаса Виктор Спиридонов, отвечавший в отряде именно за специальную подготовку бойцов. При этом универсализм не идет вразрез со специализацией: в бою ведь бывает всякое. 

                    Особенно важна для молодых бойцов психологическая устойчивость. Как бы морально солдат ни готовился к выезду в боевую командировку, он, попадая в боевую ситуацию, все же получает сильнейший стресс. И время выхода из этого вполне объяснимого ступора зависит именно от общей психологической подготовки. У бойца спецназа такое время должно быть минимальным. Психологической устойчивости способствует множество факторов: и общий интенсивный процесс обучения, когда на любое ошибочное действие следует незамедлительная жесткая реакция командира или инструктора, и своеобразный микроклимат спецназовского коллектива, где честь, взаимовыручка, особое воинское братство культивируются и поддерживаются всемерно. И этому не обязательно способствует чтение лекций по истории отряда и рассказ о его героях. Достаточно тех примеров, когда ни в одном бою, каким бы тяжелым он ни был, ни один раненый или погибший спецназовец не был оставлен своими товарищами. Это оказывается более мощным фактором воспитания высокого морального духа, нежели любые другие.
Полковник Владимир Иванов, долгое время отвечавший в отряде за воспитательную работу, а после ухода в запас Голоскокова занявший должность командира «Руси», как никто другой знает существо вопроса: «Спецназ — это коллектив, и человек посвящает ему всего себя без остатка, потому что чувствует: это великое дело, дело, которому изменить нельзя. Нельзя бросить свой отряд, нельзя смалодушничать, нельзя покинуть товарища в бою. У нас не было ни одного пленного, ни одного пропавшего без вести, ни одного случая отказа от выполнения приказа. Разве можно не гордиться такой самоотверженностью, преданностью, верностью присяге?».
                   Есть и особые, достаточно простые, но крайне необходимые для формирования устойчивого психологического состояния способы. Скажем, на самых первых этапах создания отряда, бойцы учебного подразделения в обязательном порядке совершали походы в морги. Договорившись с врачами, офицеры специально приводили молодежь туда, где лежали умершие люди. Солдаты имели возможность видеть работу патологоанатомов. Для любого неподготовленного человека такой поход — серьезный удар по психике. Но можно было быть уверенным, что, увидев смерть в стерильных условиях больничного морга, боец не впадет в ступор от шока при виде убитого или раненного в бою человека, во всяком случае, этот шок вряд ли сможет так подавить волю спецназовца, что не позволит ему принять нужное решение, а значит, выжить. И знаменитое битие кирпичей и бутылок о голову — это не трюк, призванный удивить публику, а один из способов научиться преодолевать те рефлексы, которые присущи человеку с детства. Умение терпеть боль — важное качество спецназовца. Этому же способствует и обучение рукопашному бою, который практически не используется в боестолкновениях. Однако владение «рукопашкой» закаляет волю. В отряде сложился своеобразный культ единоборств. Но об этом чуть позже. 
                       Именно подготовка к участию в боевых операциях стала с 1995 года основной во всем процессе обучения молодого пополнения. Для того чтобы эта подготовка была максимально приближена к реальности, все командиры учебных групп выезжали в Чечню для прохождения там боевой практики, командовали боевыми группами, набирались опыта. И уже по возвращении в Москву имели возможность применять этот опыт в учебном процессе.